Сколько времени стоит «выдерживать» картину до следующей перепродажи

Какой срок окупаемости закладывать для инвестиций в живопись? Сколько времени нужно картине, чтобы «отвисеться»? И когда имеет смысл снова выставлять на торги, чтобы заработать на перепродаже? Нашли интересную статью, где портал Artinvestment делиться экспертным мнением.

Вы наверняка заметили, что картины инвестиционного класса принято выставлять без суеты. Обычно проходит немало лет, прежде чем купленный ради получения прибыли шедевр снова выставляется на торги. Можно даже говорить об эмпирических схемах: купил на «Сотбис» — 5–10 лет продержал — перевыставил на «Кристис» — получил прибыль.

Вопрос: Зачем вообще нужно откладывать момент перепродажи на несколько лет?

Мнение AI: По объективным экономическим причинам. В общем случае, когда вы боретесь за редкую и нужную всем вещь на аукционе, то вы, вероятнее всего, купите ее по верхней ценовой границе рынка, а скорее всего, даже с переплатой. Помните, что вы заплатите аукциону порядка 20–30 % комиссии. Ведь более «гуманная» ставка buyer’s premium в 12 % на первоклассных аукционах действует с сумм порядка $2 000 000–4 000 000. А до $200 000 вы переплачиваете чуть ли не треть от победной ставки. Впрочем, это не так уж страшно. Первосортные вещи, шедевры, как правило, растут в цене с годами быстрее всех остальных работ. Но даже с учетом этого им нужно хотя бы года три, а то и больше, чтобы «переварить» переплату и начать приносить прибыль своему владельцу.

Вопрос: На российском рынке регулярно можно наблюдать, как работу, только что купленную на одном аукционе, сразу же несут продавать на другой. Между этими событиями, бывает, проходит меньше месяца? Как вы это объясните?

Мнение AI: С шедеврами так не делают. В остальных же случаях сдатчики-спекулянты могут действовать в расчете на то, что аукцион при приемке не станет «пробивать» эту вещь по базам данных аукционных результатов. Потому что, если аукцион увидит совсем свежую продажу, то либо не возьмет, либо предложит более низкую резервную цену. Почему? Дело не только в предполагаемой выгоде. Просто в этом случае резко возрастает риск не продать вообще. Ведь круг реальных покупателей искусства в России поразительно мал. На всех аукционах покупают примерно одни и те же коллекционеры и дилеры. Поэтому предлагать тем же людям то же самое — странно и рискованно. В свою очередь непродажа негативно сказывается на репутации аукциона: чем меньше он продает, тем реже ему приносят. Так что в России бегать с аукциона на аукцион большого смысла нет. Исключения бывают, но в целом стратегия так себе.

Вопрос: Правильно ли будет считать, что время в любом случае работает на инвестора? Чем дольше ждешь, тем сильнее дорожает искусство. То есть главное в этом деле —  это потерпеть столько, сколько нужно?

Мнение AI: По тексту выше может создаться впечатление, что для инвестиций всего-то и нужно, что терпение. Дескать, купил, сиди жди, и через несколько лет неизбежно продашь дороже. Это не всегда так. К сожалению, даже большой «срок выдержки» не является гарантией инвестиционной удачи. Большой срок лишь повышает шансы на успех. А в реальности может произойти любой сбой. Например, может быть пересмотрено в худшую сторону место художника в истории искусства, некстати случится финансовый кризис, включатся санкции, произойдет серьезное ухудшение инвестклимата и драматическое падение покупательской активности. Да всё что угодно! И подобный негатив легко перевесит любые плюсы длительного «срока выдержки». Другими словами, вовсе не исключен вариант, что купленная картина через десять лет подешевеет вдвое. Риск есть. И отнюдь не эфемерный. Как раз примерно в такой ситуации и оказались многие из тех, кто покупал русское искусство в 2006 году, а перепродать решил в 2016-м. Вот они — десять лет. Но в эти 10 лет случилось два сильных экономических кризиса, от которых рынок русского искусства так и не оправился.

Вопрос: Допустим, времени в запасе целый вагон и ты можешь позволить себе дать картинам «отвисеться» хоть десять, хоть двадцать лет. В этом случае во что лучше инвестировать?

Мнение AI: В лучшие вещи художников международного, а не национального значения. Мировые шедевры, «голубые фишки» арт-рынка существенно меньше подвержены рискам ценовых пертурбаций. Речь идет о лучших произведениях первых имен мирового искусства, включая художников русского происхождения. Например, картины Шагала, Кандинского, Сутина, де Сталя (правильные вещи ценных периодов) не просто хорошо пережили кризисы, но и уверенно прибавляли в цене все это время. Те, кто дал им подольше «отвисеться», точно не прогадали. Эти художники надежнее держат испытание временем, чем Айвазовский и другие художники национального значения (скажем, шестидесятники).

Правда, то, что сказано выше, — это консервативная стратегия. И следовать только ей значит игнорировать другие большие возможности. Помните самого дорогого Баскию, которого в 2017 году купил японский коллекционер за $110 500 000? Об этой картине известно, что в 1984 году коллекционеры Шпигель купили ее за $19 000, что тогда было немалыми деньгами, тем более за молодого художника. Сумасшедший риск. Но в итоге через 33 года уже их дочь продала картину в 5 815 раз дороже, чем они покупали. Для надежного де Сталя или Сутина подобный сценарий просто невозможен. А для потенциально более рискованного современного художника — да.

 

 

Вопрос: Вернемся к началу: так сколько же времени вы советуете хранить картину между перепродажами?

Мнение AI: Универсального рецепта нет. Но если у владельца отсутствует четкая стратегия по выходу из инвестиций, то стоит закладываться на срок владения 5–10 лет. А вообще действовать нужно по ситуации. Ее надо чувствовать и стараться оценивать объективно. Изменения происходят быстро. Если видите, что меняется мода (а художник тоже может выйти из моды), падает ликвидность на рынке или экономика не подает надежд на оздоровление, то не стоит прятать голову в песок и изо всех сил терпеть 10 лет ради следования некоей надуманной стратегии. Возможно, будет иметь смысл выйти из сделки раньше срока, с потерями, но без катастрофического убытка. Или наоборот, положиться на провидение и завещать искусство детям, как сделали супруги Шпигель со своим Баскией. 

 

© artinvestment.ru